О признании заключения служебной проверки незаконным, об отмене приказа об увольнении, о восстановлении на службе, выплате денежной компенсации за время вынужденного прогула

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова В.С. и Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 ноября 2016 года гражданское дело по иску Коновалова А.В. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Пензенской области о признании заключения служебной проверки незаконным, об отмене приказа об увольнении, о восстановлении на службе, выплате денежной компенсации за время вынужденного прогула

по кассационной жалобе начальника Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Пензенской области Рузляева Ю.Н. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 22 декабря 2015 года, которым отменено решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 9 октября 2015 года об отказе в иске, принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С., выслушав объяснения представителей Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Пензенской области Марьяна Г.В. и Демина П.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, а обжалуемое судебное постановление подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Коновалов А.В. обратился в суд с иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Пензенской области (далее - УМВД России по Пензенской области) о признании заключения служебной проверки незаконным, об отмене приказа об увольнении, о восстановлении на службе, выплате денежной компенсации за время вынужденного прогула.

В обоснование иска Коновалов А.В. указал на то, что он проходил службу в органах внутренних дел с 10 июля 1995 года, с 1 января 2015 года - в должности начальника межмуниципального отдела МВД России "Колышлейский".

Приказом врио начальника УМВД России по Пензенской области от 21 июля 2015 года N 1179 Коновалов А.В. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, выразившегося, по мнению ответчика, в управлении Коноваловым А.В. 31 мая 2015 года транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и нарушении тем самым требований пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ), части 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2001 года N 3-ФЗ "О полиции", пункта "м" статьи 11 Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих, одобренного решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года (протокол N 21).

Приказом врио начальника УМВД России по Пензенской области от 21 июля 2015 года N 125 л/с начальник межмуниципального отдела МВД России "Колышлейский" подполковник полиции Коновалов А.В. уволен со службы в органах внутренних дел и с ним расторгнут контракт по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел) с 21 июля 2015 года.

По мнению Коновалова А.В., оснований для привлечения его к дисциплинарной ответственности и последующего увольнения не имелось, поскольку проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, он не совершал, что подтверждено в том числе решением Колышлейского районного суда Пензенской области от 1 сентября 2015 года, которым было отменено постановление мирового судьи судебного участка N 1 Колышлейского района Пензенской области о признании его виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения). Действия, за которые его уволили, образуют состав административного правонарушения, и вопрос о его виновности или невиновности относится исключительно к компетенции суда, а не должностных лиц УМВД России по Пензенской области.

Уточнив исковые требования, просил признать незаконными заключение по материалам служебной проверки от 2 июня 2015 года, приказы УМВД России по Пензенской области от 21 июля 2015 года N 1179 и от 21 июля 2015 года N 125 л/с, восстановить его в прежней должности, взыскать с УМВД России по Пензенской области не полученное истцом за время вынужденного прогула денежное довольствие, установленное по замещаемой им ранее должности.

Решением Железнодорожного районного суда г. Пензы от 9 октября 2015 года в удовлетворении исковых требований Коновалова А.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 22 декабря 2015 года решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение, которым исковые требования Коновалова А.В. удовлетворены. Признаны незаконными заключение, вынесенное по материалам служебной проверки в отношении Коновалова А.В. от 2 июня 2015 года, приказ УМВД России по Пензенской области от 21 июля 2015 года N 1179 о привлечении Коновалова А.В. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы из органов внутренних дел, приказ УМВД России по Пензенской области от 21 июля 2015 года N 125 л/с об увольнении Коновалова А.В. из органов внутренних дел. Коновалов А.В. восстановлен в должности начальника межмуниципального отдела МВД России "Колышлейский", в его пользу взыскано денежное довольствие за время вынужденного прогула за период с 22 июля по 22 декабря 2015 года в размере 347 225,83 руб.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе начальника УМВД России по Пензенской области Рузляева Ю.Н. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения, как незаконного, и оставления в силе решения суда первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы начальника УМВД России по Пензенской области судьей Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым В.С. 14 апреля 2016 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 30 сентября 2016 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации истец Коновалов А.В., надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явился, при этом от него поступило письменное заявление с просьбой о рассмотрении дела в его отсутствие. На основании статьи 385 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что с 10 июля 1995 года Коновалов А.В. проходил службу в органах внутренних дел на различных должностях, с 1 января 2015 года - в должности начальника межмуниципального отдела МВД России "Колышлейский".

Заключением служебной проверки УМВД России по Пензенской области от 2 июня 2015 года было установлено, что 31 мая 2015 года в 3 часа 15 минут около дома N 102 по ул. Садовой в р.п. Колышлее Колышлейского района Пензенской области инспектором дорожно-патрульной службы СР ДПС ГИБДД ОР УМВД России по Пензенской области старшим лейтенантом полиции Д. за управление личной автомашиной марки "<...>" в состоянии алкогольного опьянения был задержан начальник межмуниципального отдела МВД России "Колышлейский" подполковник полиции Коновалов А.В., который нарушил требования пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, что образует состав правонарушения, предусмотренный частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Своими действиями Коновалов А.В. проигнорировал требования пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ, части 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", а также пункта "м" статьи 11 Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих, одобренного решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года (протокол N 21), обязывающие сотрудника полиции как в служебное, так и в неслужебное время воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнения в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции, и влекущие увольнение со службы в органах внутренних дел по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Приказом врио начальника УМВД России по Пензенской области от 21 июля 2015 года N 1179 Коновалов А.В. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Приказом по личному составу врио начальника УМВД России по Пензенской области от 21 июля 2015 года N 125 л/с начальник межмуниципального отдела МВД России "Колышлейский" подполковник полиции Коновалов А.В. уволен со службы в органах внутренних дел и с ним расторгнут контракт по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел) с 21 июля 2015 года.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Колышлейского района Пензенской области от 21 июля 2015 года Коновалов А.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 30 000 руб. с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

Решением Колышлейского районного суда Пензенской области от 1 сентября 2015 года постановление мирового судьи судебного участка N 1 Колышлейского района Пензенской области от 21 июля 2015 года отменено, производство по делу об административном правонарушении в отношении Коновалова А.В. прекращено на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях - в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Коновалова А.В., суд первой инстанции исходил из того, что факт совершения истцом проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, имел место и подтверждается материалами и заключением служебной проверки. Факт прекращения дела об административном правонарушении в отношении Коновалова А.В. по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за недоказанностью обстоятельств, в связи с допущенными сотрудниками Колышлейской районной больницы нарушениями при освидетельствовании истца, по мнению суда первой инстанции, не свидетельствует об отсутствии в его действиях проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника органов внутренних дел, в связи с чем у ответчика имелись основания для увольнения Коновалова А.В. по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении исковых требований, указал на то, что вывод суда первой инстанции о наличии доказательств совершения Коноваловым А.В. проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, а также имеет место недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что увольнение Коновалова А.В. по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ произведено ответчиком в отсутствие на то законных оснований, поскольку объективных и бесспорных доказательств управления Коноваловым А.В. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения ответчиком не представлено, а выводы суда первой инстанции основаны на противоречивых показаниях свидетелей и данных прибора алкотестера, показания которого признаны недопустимым доказательством в рамках административного дела. При этом суд апелляционной инстанции сослался на решение Колышлейского районного суда Пензенской области от 1 сентября 2015 года, которым отменено постановление мирового судьи судебного участка N 1 Колышлейского района Пензенской области от 21 июля 2015 года о признании Коновалова А.В. виновным в совершении административного правонарушения в связи с допущенными нарушениями при медицинском освидетельствовании истца. По мнению суда апелляционной инстанции, решение суда от 1 сентября 2015 года опровергает нахождение Коновалова А.В. в состоянии алкогольного опьянения и, как следствие, совершение истцом проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с выводами суда апелляционной инстанции о неподтверждении факта совершения Коноваловым А.В. проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, так как они сделаны с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Согласно части 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" сотрудник полиции как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции.

Полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел (часть 1 статьи 4 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции").

Порядок и условия прохождения службы в органах внутренних дел, требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел урегулированы в Федеральном законе от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ.

Сотрудник органов внутренних дел обязан не допускать злоупотреблений служебными полномочиями, соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты, связанные со службой в органах внутренних дел, а также соблюдать требования к служебному поведению сотрудника (пункт 12 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ).

В силу пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ, предусматривающего требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти.

Сотрудник органов внутренних дел обязан знать и соблюдать основные и служебные обязанности, порядок и правила выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных ему прав (подпункт "а" пункта 5 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 октября 2012 года N 1377).

Кодексом профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 декабря 2008 года N 1138, было предусмотрено, что поведение сотрудника всегда и при любых обстоятельствах должно быть безупречным, соответствовать высоким стандартам профессионализма и нравственно-этическим принципам стража правопорядка. Ничто не должно порочить деловую репутацию и авторитет сотрудника. Согласно пункту 2 статьи 3 Кодекса наряду с моральной ответственностью сотрудник, допустивший нарушение профессионально-этических принципов, норм и совершивший в связи с этим правонарушение или дисциплинарный проступок, несет дисциплинарную ответственность.

На основании приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 31 октября 2013 года N 883 приказ МВД России от 24 декабря 2008 года N 1138 утратил силу. При этом пунктом 2 приказа от 31 октября 2013 года N 883 предусмотрено, что до издания Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации в системе МВД России следует руководствоваться Типовым кодексом этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих.

В Типовом кодексе этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих, одобренном решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года (протокол N 21), установлено, что государственные (муниципальные) служащие, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны среди прочего соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты, исполнять обязанности, связанные с прохождением государственной и муниципальной службы (подпункт "ж" пункта 11 Типового кодекса).

В соответствии с частью 1 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Частью 2 статьи 47 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ определено, что в целях обеспечения и укрепления служебной дисциплины руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел и уполномоченным руководителем к сотруднику органов внутренних дел могут применяться меры поощрения и на него могут налагаться дисциплинарные взыскания, предусмотренные статьями 48 и 50 данного федерального закона.

Согласно пункту 6 части 1 статьи 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины может налагаться дисциплинарное взыскание в виде увольнения со службы в органах внутренних дел по соответствующим основаниям. Порядок и сроки применения к сотрудникам органов внутренних дел дисциплинарных взысканий установлены статьей 51 названного федерального закона.

Служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2009 года N 566-О-О).

В силу пункта 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Из содержания приведенных норм следует, что в случае совершения сотрудником органов внутренних дел проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, он подлежит безусловному увольнению со службы, а контракт с ним - расторжению. Применение других мер ответственности в данном случае невозможно, поскольку закон не предоставляет руководителю органа внутренних дел права избрания для такого сотрудника иной более мягкой меры ответственности, чем увольнение из органов внутренних дел. Увольнение сотрудника органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, обусловлено особым правовым статусом указанных лиц.

Между тем данные положения норм материального права судом апелляционной инстанции во внимание не приняты.

Как установил суд первой инстанции, согласно заключению служебной проверки, проведенной УМВД России по Пензенской области 2 июня 2015 года, Коновалов А.В. 31 мая 2015 года в ночное время суток управлял личной автомашиной марки "<...>" в состоянии алкогольного опьянения. Факт нахождения Коновалова А.В. в состоянии алкогольного опьянения подтвержден совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств (показаниями свидетелей, протоколом об административном правонарушении от 31 мая 2015 года, актом медицинского освидетельствования Коновалова А.В. на состояние алкогольного опьянения от 31 мая 2015 года, протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 31 мая 2015 года, чеками, распечатанными прибором, рапортом сотрудника полиции). Учитывая данные обстоятельства, ответчик эти действия Коновалова А.В. признал проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел, и основанием для его увольнения по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ. Порядок и сроки наложения дисциплинарного взыскания на сотрудника органов внутренних дел, установленные статьями 51 и 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ, при увольнении истца по пункту 9 части 3 статьи 82 названного закона ответчиком соблюдены.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что причиной увольнения Коновалова А.В. со службы послужил совершенный им проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел (управление автомашиной в состоянии алкогольного опьянения), умаляющий авторитет сотрудника органов внутренних дел, который был подтвержден в ходе проведения служебной проверки. Этот проступок противоречил требованиям, предъявляемым к сотрудникам органов внутренних дел, независимо от того, предусмотрена ли за его совершение административная либо уголовная ответственность. При этом в ходе служебной проверки также были установлены нарушения Коноваловым А.В. требований: части 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" (сотрудник полиции как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции) и пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ (при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти).

Ссылки суда апелляционной инстанции на преюдициальность решения Колышлейского районного суда Пензенской области от 1 сентября 2015 года об отмене постановления мирового судьи судебного участка N 1 Колышлейского района Пензенской области от 21 июля 2015 года о признании Коновалова А.В. виновным в совершении административного правонарушения ошибочны, поскольку недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для административного дела, не означает отсутствие в действиях Коновалова А.В. дисциплинарного проступка, который был установлен в рамках проведенной служебной проверки, порядок проведения которой регламентирован ведомственными нормативными актами и соблюден ответчиком.

Для решения вопроса о законности увольнения Коновалова А.В. со службы в органах внутренних дел юридически значимым обстоятельством являлось установление совершения сотрудником органов внутренних дел действий, нарушающих профессионально-этические принципы, нравственные правила поведения, закрепленные приведенными выше положениями нормативных правовых актов, как при исполнении служебных обязанностей, так и вне служебной деятельности, подрывающих деловую репутацию и авторитет органов внутренних дел. Данные обстоятельства не являлись предметом рассмотрения по делу о привлечении Коновалова А.В. к административной ответственности, где разрешался вопрос о наличии или отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, за которое предусмотрена административная, а не дисциплинарная ответственность. Именно из этого исходил суд первой инстанции, устанавливая, каковы правоотношения сторон.

Суд апелляционной инстанции, не согласившись с выводами суда первой инстанции и указав на то, что заключение служебной проверки не содержит обстоятельств, свидетельствующих о совершении истцом проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, в нарушение статьи 327 ГПК РФ (суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ), пунктов 5, 6 части 2 статьи 329 ГПК РФ (в апелляционном определении должны быть указаны в том числе обстоятельства дела, установленные судом апелляционной инстанции, выводы суда по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления, мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался) какого-либо обоснования со ссылкой на нормы права и доказательства, имеющиеся в материалах дела, не привел, новых обстоятельств, имеющих значение для дела и опровергающих выводы суда первой инстанции, не установил. Более того, заключение служебной проверки, которым установлен факт совершения Коноваловым А.В. проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, судом апелляционной инстанции опровергнуто не было, незаконным не признано.

При разрешении спора суд первой инстанции исследовал обстоятельства дела, дал оценку представленным сторонами доказательствам, в том числе материалам служебной проверки и установленным в ходе ее проведения фактам нарушения Коноваловым А.В. требований закона, предъявляемых к поведению сотрудника органов внутренних дел как в служебное, так и во внеслужебное время, правильно применив к спорным отношениям нормы материального права, сделал вывод о наличии в действиях Коновалова А.В. проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, и, соответственно, о наличии у ответчика основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы и последующего расторжения с ним контракта по пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ.

При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось оснований, установленных статьей 330 ГПК РФ, для отмены решения суда первой инстанции, а также для удовлетворения исковых требований Коновалова А.В. и восстановления его на службе.

С учетом изложенного обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с требованиями закона.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, 

определила: 

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 22 декабря 2015 года отменить, оставить в силе решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 9 октября 2015 года.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России