Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина на нарушение его конституционных прав п.4 ч.3 ст.17 ФЗ-3 от 7 февраля 2011 года «О полиции»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.Г. Романюка к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, 

установил: 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Г. Романюк оспаривает конституционность пункта 4 части 3 статьи 17 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", согласно которому в обрабатываемые полицией банки данных о гражданах подлежит внесению информация о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием; а также положений приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 12 февраля 2014 года N 89дсп "Об утверждении Наставления по ведению и использованию централизованных, оперативно-справочных, криминалистических и розыскных учетов, формируемых на базе органов внутренних дел Российской Федерации".

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, В.Г. Романюку отказано в удовлетворении требования о признании незаконными действий органов внутренних дел по хранению сведений о нем в информационной базе полиции.

По мнению заявителя, оспариваемые положения, допускающие наличие в обрабатываемых полицией базах данных информации о лицах, уголовное преследование которых прекращено в связи с деятельным раскаянием, а также хранение указанной информации независимо от срока, истекшего со времени прекращения уголовного преследования, противоречат Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Федеральный закон "О полиции", закрепляющий в статье 2 права полиции, исходит из ее предназначения, которое состоит в защите жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействии преступности, охране общественного порядка, собственности и обеспечении общественной безопасности (часть 1 статьи 1), основных направлений ее деятельности (статья 2) и ее обязанностей (статья 12) и тем самым предполагает, что данные права подлежат использованию полицией только в соответствии с ее предназначением и в рамках исполнения возложенных на нее обязанностей.

Согласно статье 17 данного Федерального закона в целях выполнения полицией возложенных на нее обязанностей ей предоставлено право обрабатывать данные о гражданах и вносить в банки данных полученную информацию, состав которой обусловлен функциями полиции (часть 1). Внесению в банки данных, согласно части 3 данной статьи, подлежит, в частности, информация: о лицах, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления; о лицах, осужденных за совершение преступления; о лицах, которые совершили преступление или общественно опасное деяние и в отношении которых судом применены принудительные меры медицинского характера; о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием; о лицах, в отношении которых до вступления приговора в законную силу был применен акт помилования или акт об амнистии, освобождающие от наказания. Иными словами, это информация обо всех лицах, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию.

Предусматривая, что формирование и ведение банков данных осуществляются в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации, а персональные данные, содержащиеся в банках данных, обрабатываются в соответствии с требованиями, предусмотренными законодательством Российской Федерации в области персональных данных, и подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей, т.е. во всяком случае не могут храниться бессрочно (части 2, 7 и 8), эта статья предписывает, что такие данные должны обрабатываться и храниться полицией строго в соответствии с указанным законодательством Российской Федерации.

При этом статья 17 Федерального закона "О полиции" допускает раскрытие содержащейся в банках данных информации государственным органам и их должностным лицам только в случаях, предусмотренных федеральным законом; правоохранительным органам иностранных государств и международным полицейским организациям - в соответствии с международными договорами Российской Федерации, а также гражданину, права и свободы которого непосредственно затрагиваются содержащейся в банках данных информацией, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, и обязывает полицию обеспечить защиту информации, содержащейся в банках данных, от неправомерного и случайного доступа, уничтожения, копирования, распространения и иных неправомерных действий (части 4 - 6).

Таким образом, оспариваемый пункт 4 части 3 статьи 17 Федерального закона "О полиции", закрепляющий право полиции обрабатывать данные о лицах, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию, и хранить указанные данные в целях выполнения возложенных на нее функций по защите прав и свобод граждан, обеспечению правопорядка и общественной безопасности и рассматриваемый во взаимосвязи с другими положениями данного Федерального закона, не может расцениваться как нарушающий конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте.

Проверка же по жалобам граждан конституционности ведомственных актов, к числу которых относится приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации "Об утверждении Наставления по ведению и использованию централизованных, оперативно-справочных, криминалистических и розыскных учетов, формируемых на базе органов внутренних дел Российской Федерации", не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил: 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Романюка Валерия Григорьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России