Год:
2015
Месяц:
Март

Тормозные колодки взамен дорогой парчи

Эту историю нам рассказал ветеран ОВД МВД РФ, в прошлом инспектор отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности линейного отдела милиции на станции Адлер, а в настоящем майор милиции в отставке Аванес Ашикарьян.

Было это в июле 1978 года. Согласно плану работы, я выезжал на линию по проверке одного из поездов на предмет провоза безбилетных пассажиров, вернувшись ранним утром, отправился отдыхать домой.

Около девяти часов утра меня разбудил настойчивый звонок в дверь квартиры.  Проснувшись и открыв ее, я увидел стоявшего передо мной дежурного ЛОМ на станции Адлер. Торопясь и запыхавшись, он пояснил, что меня срочно вызывают в отделение милиции.

Быстро собравшись и прибыв на место, я узнал, что произошла кража. Из багажного вагона поезда «Ереван – Москва» похищено два тюка иранской ткани – парчи на сумму 32 тысячи советских рублей. Хозяева похищенного, получив на станции Адлер свой багаж и вскрыв тюки, обнаружили, что там вместо материи находятся матрасы и тормозные колодки. Предприимчивые похитители, забрав из тюков ткань, положили в них старые грязные вагонные матрасы, а что бы совпадал вес тюков с весом багажных накладных, вложили туда еще и тормозные чугунные колодки.

Началась умственная работа. Первая версия, выдвинутая нами – хищение совершили работники багажного вагона и приемосдатчики багажа, которые несут ответственность за прием и сдачу имущества, отправленного ими получателю. Так как Адлер был проходящей станцией  пассажирского поезда «Ереван – Москва», и поезд к тому времени уже отходил от станции Сочи на Москву, надо было принимать решение о дальнейших действиях. Следователь с оперативником еще раз проверили багажный вагон, но ткань обнаружить так и не смогли. Нами было принято решение вылетать самолетом в столицу, и встретить прибывающий поезд для повторного тщательного осмотра, а также «поработать» с приемосдатчиками и бригадой поездного состава. Поставив цели и задачи, все отправились по домам.

На следующее утро, перебирая в голове составляющие детали нашей версии, первым же рейсом мы со следователем Сергеем Владимировым вылетели в Москву, но, как говорится, в наши планы вмешались форс-мажорные обстоятельства и все пошло «по чужому сценарию»… А дело в том, что московский аэропорт из – за погодных условий не принимал воздушные суда, потому, наш самолет приземлился… в аэропорту Киева, и вылетели мы оттуда лишь поздно ночью.

Все это время мы не находили себе места. Нам казалось, что мы отследили всю цепочку произошедшего, расставили все по своим местам - оставалось лишь прибыть вовремя, встретить тот злополучный поезд и доказать самим себе, что мы были на правильном пути, раскрыв преступление по «горячим следам».  Естественно, потеряв драгоценное время в пути, ни о какой встрече поезда, речи уже не было. К тому времени, как мы с напарником прибыли в столицу, наш поезд уже ни один час находился в парке отстоя. Лишь в три часа ночи мы нашли  состав ереванского поезда и нужный нам багажный вагон. Войдя вовнутрь, мы обнаружили его абсолютно пустым…. В беседе со старшим приемосдатчиком сообщили, что ищем пропавшую материю, а потому просим оказать содействие в расследовании. Реакция его для нас была неожиданной. Он «ощетинился» и повел себя довольно дерзко, бросив напоследок фразу: «Вам надо, вы и ищите!».

Ушли в ту ночь с вокзала мы не с чем, но версия о том, что ткань похищена приемосдатчиками, укрепилась в нас еще больше. Оставшееся до утра время мы провели в зале ожидания на Курском вокзале, размышляя и составляя план дальнейших действий.

Делать нечего, надо было возвращаться домой. Но мысль о багажном вагоне и его работниках не покидала нас не на минуту. Было решено сесть в состав того же поезда и вести наблюдение за интересующим нас объектом на всем протяжении пути. Так как охватить все станции физически не возможно, мы с Владимировым решили сконцентрировать свое внимание на крупных станциях – Ростове, Кавказской и конечно же Армавире. По нашим соображениям, приемосдатчики запросто могли оставить похищенный груз на одной из этих станций у знакомых или родственников, и забрать его на обратном пути по дороге домой.

Предупредив начальника поезда о том, что проследуем инкогнито, мы отправились отдыхать в выделенное нам купе. По станции Ростов мы проследили за багажным вагоном, все было тихо и спокойно. В том же ритме мы проследовали и другие крупные станции. В десять вечера поезд остановился у вокзала с надписью Армавир. Напарник и я стали пристально наблюдать за происходившим на платформе. Вдруг следователь дернул меня за рукав: «Смотри», - прошептал он, и показал в сторону багажного вагона. Присмотревшись в темноте, я увидел парня, который тащил на тележке два тяжелых тюка в сторону все того же багажного вагона. Мы выждали время, приемосдатчик не торопясь принял груз и стал закрывать двери, не мешкая, я запрыгнул следом. Тут и мой напарник с двумя понятыми подоспел, одним словом, все были в сборе…

 Тщательно осмотрев прибывшие «на борт» тюки, мы обнаружили на этот раз именно то, что искали – ткань парчу. Приемосдатчик, отказавшийся с нами разговаривать прошлой ночью, в этот раз оказался довольно общительным, и не колеблясь, печально взирая на лежавшую у его ног дорогую переливающуюся материю, сознался в содеянном.

Казалось бы, наше увенчавшееся успехом путешествие подходило к своему завершению, пропажа обнаружена и возвращалась к своему владельцу, похитители столь ценного груза задержаны, но по пути домой нас ожидала еще одна приятная неожиданность.

По станции Белореченская следователь Владимиров ненадолго отлучился позвонить в Сочи и доложить о результатах поисков. Вернулся он перед самым отходом состава, торопился и буквально запрыгивал на ходу. Я ожидал его в тамбуре, когда увидел, что вслед за моим напарником в отходивший поезд запрыгнул еще один мужчина лет тридцати. Видимо заскакивая в вагон следом за таким же спешащим пассажиром, он думал, что обрел товарища по несчастью, и даже не подозревал, как жестоко ошибся…  

На нашу просьбу: «Предъявить документы!», молодой человек ответил агрессией, в результате, пришлось «заковать» дебошира в наручники. А на станции Туапсе он был передан нами в Туапсинский линейный отдел милиции. Спустя время мы узнали, что наш случайный попутчик находился во всесоюзном розыске по запросу ГУВД города Тольятти, куда его и препроводили сотрудники милиции.

А наши горе – предприниматели, приемосдатчик и его напарник, были приговорены судом к тюремному заключению, к шести и четырем годам лишения свободы.    

Беседовала Елена Катаниди

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России